Администрация сельского поселения Старая Рачейка муниципального района Сызранский Самарской области
Понедельник, 19.11.2018, 04:33
Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

                       

                                                     Каменные чудеса Рачейских лесов


"Можно было подумать, что мы попали в развалины какого-то древнего города. Мы ехали как будто по улицам, окаймленным массивными зданиями азиатского типа, с карнизами и колоннами, но без окон… Вот над зданием поднимается острая игла в несколько метров высоты. Вот две башни, одна выше, другая пониже, в нижней части соединенные в общее здание. Вот тонкий столб, увенчанный конкрецией, похожей на голову ящера, поднимающуюся над туловищем, напоминает, в общем, фигуру динозавра. Вот… фигура женщины в широком платье, стоящей на коленях. Вот бюст человека в шлеме… Вот башня, а возле нее фигура сфинкса на высоком пьедестале…"


В 12 километрах северо-восточнее села Старая Рачейка расположено село Смолькино. Добраться до него можно по широкой асфальтовой дороге, которая идет вдоль лесопосадки, а затем углубляется в красивый сосновый лес. Почти на всём протяжении дорога идет плавно в гору (до высоты 230 м). Не доходя четырех километров до села Смолькино - резкий спуск, с которого открывается живописнейшая панорама на обширную долину, в которой располагается этот населенный пункт. Название селу дал древний промысел - смоловарение. И сейчас на многих стволах в лесу видны конусообразные насечки, с этих сосен собиралась живица - смола. В старину были специальные смоловарни, в которых смолу добывали путем сухой перегонки (курили, как тогда называли), а уж потом из неё получали деготь, канифоль, скипидар и многое другое (Криволуцкая, 1987).

Село располагается в северо-западной части Сызранского района в пределах Рачейского лесничества. Оно охватывает верховья бассейнов рек Крымзы, Тишерека и Усы. Небольшой по территории участок Самарской области в пределах Рачейского лесничества вместил в себя большое количество уникальных объектов природы, представляющих интерес как для специалистов по геоморфологии, гидрологии, ботанике и географии, так и для простых людей, интересующихся природой своего края. Это Рачейский бор, Рачейская тайга, Семиключье, Моховое и Узилово болота, Рачейские скалы с неповторимыми формами останцов, родники с разной по составу водой. Все эти объекты являются памятниками природы.

В двух километрах к востоку от села Смолькино располагается нежилой хутор Гремячий. Местное население трактует такое название хутора так: "Если прислушаться в ночной тишине то вы услышите, как река Уса "гремит" на небольших перекатах и водопадах, неся по песчано-галечному дну свои воды в низовья". В этом может убедиться каждый, кто хоть раз побывал здесь. Тихими летними ночами слышно, как водный поток Усы бежит, "гремя", по своему руслу, как бы торопясь встретиться с великой рекой Волгой. Местность около хутора Гремячего завораживает своей красотой. Река Уса служит границей между двумя типами ландшафтов. Левая часть ее долины представляет собой плоско-волнистую равнину, покрытую летом белым ковром тысячелистника, уходящую в даль на несколько километров и ограниченную зеленой полосой леса. А правая часть долины представлена у русла неширокой полосой песчаного склона с редкоствольным сосновым лесом, резко переходящей в высокий борт долины, где расположились песчаные валуны . Местные жители называют эту местность "Рачейские Альпы", и она выделяется как памятник природы - Малоусинские нагорные сосняки и дубравы (Новоженин, Плаксина, 1995).

Правый высокий борт долины Усы называется Гремячинские высоты (315 м абс. в.). Если подняться по ним вверх, то можно увидеть, как синеют и туманятся лесные дали, раскинувшиеся широким морем, лишь кое-где разрываемые бело-желто-зелеными полями; как, огибая возвышенность, спокойно течет река Уса в обрамлении темно-зеленой ольхи и серебристых ив. Пройдя зону валунов и поднявшись на вершину, вы вступаете на практически ровную платообразную поверхность, густо заросшую кустарниками и лиственными деревьями с отдельными высокими свечками сосен.

Самой загадочной достопримечательностью окрестностей села Смолькино являются останцы и глыбы песчаников, образующие природный парк скульптур, валунов и лабиринтов, местами напоминающие даже японские сады камней. Это придает природному ландшафту таинственный и сказочный вид, переносящий зрителей на страницы фантастических рассказов или на территории других земель, как-то Карелия или Шотландия. Размер валунов от одного до десятков метров в диаметре. В глаза бросается то, что в своем большинстве они имеют сглаженные, обтекаемые очертания или скругленные формы. Одни из них, пронизанные отверстиями и покрытые мхом и лишайником, напоминают огромные куски сыра или лунную поверхность в кратерах. Другие напоминают сбежавших из сказочного зоопарка животных, застывших в камне по мановению волшебной палочки. За свои неповторимые очертания многие природные скульптуры у местных жителей и туристов получили свои имена и названия: Мыслитель, Ладья, Каменный Конь, Воин, Черепаха, Бегемот, Рачейский Сфинкс.

Прогуливаешься по густому сосновому лесу, вокруг ни души, а впереди из замшелой скалы вдруг выступает четкий профиль с характерным горбатым носом (фото 10). Ни дать, ни взять - горец в огромной папахе и бурке. Вот только откуда он взялся здесь? Оглянешься кругом - да он тут, оказывается, не один! Вот изумительно-трогательная сценка: два огромных валуна в полтора человеческих роста нежно так друг к другу прижались. Сидят себе тихо и мирно на склоне два равнобедренных треугольника, - будто смотришь фантастический мультик . Между сосновых стволов белеют валуны - словно кто-то нарочно набросал. Ощущение такое, что находишься не то во внеземной цивилизации, не то в индейском святилище. Но мы по-прежнему здесь, на высотах, вблизи хутора Гремячий и села Смолькино (Любославова,2002).

Каких только таинственных небылиц и историй не рассказывает здешний и приезжий люд про всё это каменное сообщество, какими только существами не населяет. И с хвостиками, и без, и летающими, и бескрылыми, и светящимися, и невидимыми. Называют их именами такими же странными, как сами легенды. "…В здешних пещерах живет карликовый народ, который чуваши называют "уйбеде-тюале", что переводится как "человек-мохнатая обезьяна" или "человек-филин"… Люди встречают в здешних горах странные существа. Выглядят они, как карлики, ростом по пояс человеку, но с огромными глазами и с лицом, покрытым не то шерстью, не то перьями… Иногда над горами летают странные огненные шары примерно двухметрового диаметра и с хвостиком. По-чувашски их именуют "патавка-бусь…" (Ветров, 2000).


                 


Что интересно, у каждого склона, где располагаются валуны, имеется свое "лицо". На одних участках преобладание обтекаемых и сильно скругленных форм (в р-не Гремячего хутора), на других - глыбы испещрены параллельными каналами (за пос. Смолькино). В "Лабиринте" - нагромождение огромных, чаще угловатых, глыб, величиной до 3-5 метров. Разница в строении склонов, по-видимому, указывает на не совсем одинаковые условия формирования микрорельефа, возможно и на разницу временную. Создается впечатление, что на склонах, обращенных к Гремячему хутору, валуны "старше", чем, например, на склонах за пос. Смолькино. На это указывают их сильно сглаженные формы, почти отсутствуют угловатые, с острыми краями валуны.

Разглядывая многочисленные неповторимые каменные чудеса, задаешься вопросом - кто создал такое невообразимо бесконечное многообразие форм? Между прочим, многие из них готовые произведения искусства! Вспоминаются сразу каменные истуканы знаменитого острова Пасхи, загадочная страна ольмеков с бесчисленными каменными изваяниями в джунглях Центральной Америки. А может, это инопланетяне оставили нам свои визитные "карточки", которые требуют расшифровки? Так и хочется поверить в их неземное происхождение. И это не удивительно! Уж слишком фантастично выглядят каменные скульптуры!

Но все гораздо "приземлённее" объясняют науки - геология и геоморфология (изучающая исторически развивающийся рельеф земной поверхности). Так что все это вовсе не руками сделано. Ни человеческими, ни инопланетными... То, что вы видите - неповторимая игра природы. На языке геоморфологии все рассматриваемые нами валуны и глыбы относятся к микрорельефу. Это мелкие формы рельефа, размеры которых не превышают нескольких метров. Причудливые очертания поверхности самих камней можно отнести к морфоскульптурному, или нанорельефу (от греч. "нанос" - карлик) - формы рельефа высотой до нескольких десятков сантиметров.

Поверхность рассматриваемого нами района представляет собой возвышенную равнину, расчлененную долинами рек, балками и оврагами (Физико-географическое районирование…, 1964). В пределах водоразделов отчетливо выражены две ступени рельефа. Ступенчатый рельеф образовался под влиянием тектонических движений, денудационных процессов и трансгрессий палеогеновых морей, имевших различный базис эрозии.

Первая (верхняя) ступень представляет собой довольно высокую часть водоразделов в виде останцов в центральных частях и располагается на абсолютной высоте от 240 до 315 метров. Ее слагают палеогеновые отложения саратовского яруса. Это плоские водораздельные поверхности плиоценового возраста (N2) с денудационным (от латинского "денудацио" - обнажение) рельефом, который представлен ровными, сильно вытянутыми площадками шириной 10-15 км и более. Границы их извилистые, от них идут широкие, пологие плоские склоны, местами пересеченные балками и оврагами. Эта ступень образовалась после отступления палеогенового моря. Для нее в настоящее время характерна значительная лесистость.

Вторая (нижняя) ступень прослеживается на высоте 180-240 метров. Поверхность этой ступени слагается палеогеновыми отложениями сызранского яруса. Это вогнутая поверхность водораздельных пространств и долин позднеплейстоцен-голоценового возраста (Q2-3) и в основном нерасчлененная. В некоторых местах на высоте около 200 метров она отделена от верхней ступени крутым (до 10-15о) склоном, который представлен в рельефе крутым денудационным уступом. Здесь располагаются останцы причудливой формы, сложенные более плотными породами (палеогеновыми песчаниками), которые труднее других поддаются выветриванию и разрушению. Вторая ступень ограничена в районе села Смолькино долиной верховьев реки Усы, которая представляет собой поверхность террас высокой и низкой поймы голоцена (Q4) с аккумулятивным и аллювиальным рельефом.

Образование современного облика рачейских останцов началось в неогене и продолжается по сей день. Наблюдаемые нами сегодня скалы созданы экзогенными процессами примерно за последние 20 миллионов лет. Образование каменных останцов и пейзажей стало возможно благодаря тому, что отдельные горизонты представлены большей частью неоднородными по степени цементации зеленовато-серыми мелкозернистыми кварц-глауконитовыми и молочно-розовыми песчаниками, в общем, довольно рыхлыми. Но если они заключают плотные, темные, синевато-серые участки окремнения, то при выветривании обнажаются огромные округлые останцы причудливейших форм, зачастую пронизанные глубокими, а порой сквозными отверстиями (Небритов, 2000).

В роли созидателя и фантазера выступает природа и многочисленные природные факторы. Главные инструменты "скульптора" - солнце, вода, ветер, мороз и, конечно, время. Говоря научным языком, все эти чудеса появились благодаря многочисленным видам выветривания (химическое, физическое, биологическое). Этот процесс мы и постараемся разобрать. Но прежде, чем рассматривать факторы, создавшие необычный внешний вид останцов, стоит познакомится с геологической историей взятого нами района. Для этого мысленно перенесемся на несколько десятков миллионов лет назад, в начало кайнозойской эры.

Палеогеновый период. По геологическим данным в палеоцене (65 млн. лет назад), в так называемое сызранское время, на территории северной части Сызранского района был крупный морской бассейн, который медленно отступал к югу. Море в этот период было довольно глубоким. В нем осаждался песчаник, глинистые осадки, кремнистый органогенный ил (Иванов, Поляков, 1960). В целом в пределах рассматриваемой территории в сызранский бассейн принос терригенного (от лат. "терра" - земля и греч. "генес" - рождающий) материала был незначительным, и в нем накапливалась толща преимущественно органогенных осадков диатомитов, разнообразных опок с незначительной долей трепелов. Они формируют нижнесызранский подъярус, состоящий из мощной толщи (от 15-20 до 120-130 м) темно-серых, голубоватых и желтоватых опок. С течением времени принос терригенного материала в сызранский бассейн усиливается, и органогенные осадки в сызранское время сменяются преимущественно песчано-глинистыми, а затем только песчаными осадками.

Совокупность признаков говорит о том, что с севера и с северо-востока в сызранский бассейн впадала одна очень крупная или несколько крупных рек, доставляющих основную массу песчаного материала, слагающего фации сызранских толщ. Некоторая, а возможно и значительная часть последних, может представлять собой дельтовые накопления. По-видимому, в это время здесь существовал огромный морской залив или губа. Реки и волны моря разрушали берега, подмывая их. Произраставшие в то время деревья, преимущественно хвойные, падали в воду и быстро заносились песком. Реки, приносившие в море огромные массы терригенного материала, быстро меняли очертания своих и морских берегов. В результате чего стволы упавших деревьев были погребены под толщей песчаных осадков (Небритов, 2003). Вот почему в Сызранском районе, в том числе и в окрестностях села Смолькино, часты находки окаменелой древесины.

В средних горизонтах сызранской свиты получают развитие толщи кварцевых, преимущественно мелкозернистых, песков с прослоями и линзами кварцевых сливных песчаников, нередко заключающих куски, а иногда довольно крупные части стволов окремнелой древесины.

К середине палеоцена (60 млн. л.н.) море мелеет и осадки его становятся более грубыми - глауконитово-песчанистыми, глауконитово-глинистые песчаники слагают верхнесызранский подъярус. В области Среднего Поволжья имели место тектонические движения, в результате которых отдельные участки дна относительно мелководного сызранского бассейна оказались приподнятыми, осадконакопление на них прекратилось, и начался размыв ранее образовавшихся осадков. Поэтому мощность верхнесызранской толщи подвержена большим колебаниям от 0 до 30-40 метров.

На отложения сызранского яруса в Ульяновско-Самарском Поволжье начинают отлагаться мелководные пески саратовского яруса (кварцевые пески с прослоями "сливных" песчаников) мощностью порядка 15-45 метров. Затем морской бассейн быстро мелеет и регрессирует.

В начале эоцена (54 млн. л.н.) наступает новая обширная и быстрая трансгрессия моря. Оно захватило ту же площадь, какая была покрыта морем в палеоцене. В этом море отлагаются глауконитовые пески и кремнистые осадки (опоки) царицинского яруса (район г. Сызрани). В конце эоцена (35 млн. л.н.) намечаются ясные признаки сильного обмеления.

В олигоцене (33 млн. л.н.) территория области представляет собой сушу с теплым и влажным климатом. На протяжении палеогена на участках суши произрастают хвойные леса с участием широколиственных пород. К этому времени на территории области сформировались главнейшие черты современного рельефа.

Неогеновый период. В миоценовое время (23 млн. л.н.) Приволжская возвышенность наметилась в виде участка, более приподнятого по сравнению с Заволжьем, лежащим от нее к востоку. В верхнемиоценовое время вдоль Среднего и Нижнего Поволжья должна была существовать впадина, в которую собирались воды с Приволжской возвышенности и направлялись по ней на юг. Возвышенности, окружающие эту впадину, размывались текучими водами. Происходит формирование современного рельефа, эрозионное расчленение миоценовых равнин, закладываются древнейшие долины рек Самары, Сызрани, Тишерека, Усы и других. К этому отдаленному времени относится зарождение Волги как реки. Климат в это время "ухудшается", но мягче современного, во флоре увеличивается доля хвойных растений.

В начале плиоцена (6 млн. л.н.) на территории Среднего Поволжья происходят тектонические движения, сопровождавшиеся образованием сбросов, флексур и складок, образуется Жигулевская дислокация. На территорию области по долине Волги и далее на север проникает Акчагыльское море (в геологической истории нашей области - последнее). Оно доходит по долине Волги до Казани в виде огромного узкого, изогнутого к востоку, залива. От этого главного рукава ответвлялись многочисленные более мелкие заливы. Море вторглось в виде лиманов во все существовавшие тогда на Приволжской возвышенности овраги, балки, долины рек Сызрани, Усы, Крымзы и других. Судя по флоре хвойных растений, климат акчагыльского века был близок к современному.

Насколько далеко заходило Акчагыльское море по долине Усы, нам точно не известно. Можно лишь предположить, что все-таки до нынешнего района села Смолькино море могло дойти в виде мелководного узкого залива. Это предположение нуждается в тщательном изучении. По крайней мере, достаточно четких следов пребывания морских вод в этом районе не наблюдается. Поэтому маловероятно участие морской абразии в формировании необычных форм останцов.

Таким образом, можно считать, что образование многочисленных причудливых останцов песчаника берет начало с миоценового времени неогенового периода, когда на этой территории окончательно установилась суша. Палеоценовые и эоценовые моря окончательно покидают данную территорию, формируя на своем месте аккумулятивную прибрежно-морскую равнину, со слабо выраженной эрозией и денудацией. В результате отступления моря (понижения базиса эрозии) оживляются интенсивные процессы размыва образовавшихся возвышенностей. В районе нынешних сел Смолькино и Гремячий свою роль в эрозионном расчленении палеогеновых отложений, по-видимому, сыграла палео-Уса. В верхнем своем течении она и её притоки выработали широкие долины, разделив мощные слои песчаников на отдельные участки. Главная роль в образовании микро- и нанорельефа принадлежит процессам денудации.

Денудация - совокупность процессов сноса и переноса (водой, ветром, льдом, непосредственным действием силы тяжести) продуктов разрушения горных пород в пониженные участки земной поверхности, где происходит их накопление (аккумуляция). Совместное действие экзогенных процессов приводит к образованию денудационного рельефа. Рассмотрим каждый из факторов в отдельности.

Температурное выветривание. Попеременное нагревание (расширение) в дневное время и охлаждение (сжатие) пород в ночное время, неравномерное нагревание на поверхности и внутри породы приводит к возникновению в ней напряжений, вследствие которых порода растрескивается и шелушится. Активно этот процесс протекает в тонком приповерхностном слое. Наиболее интенсивно разрушаются темно-окрашенные, крупнозернистые породы.

Морозное выветривание. Механическое воздействие увеличивающейся в объеме воды при замерзании в трещинах и порах породы. Замерзая, вода расширяет расстояние между песчинками, что приводит к их отшелушиванию и осыпанию. Ледяная корка на поверхности валунов захватывает песчинки. При любом сползании и отрывании такой корки льда постепенно уносятся и песчинки с поверхности. Куски льда и плотного снега при движении воздействуют на рыхлые участки песчаника как наждак, обрабатывая и сглаживая камни, придавая им постепенно обтекаемые формы . Морозное выветривание, как и температурное, может порождать шаровые формы глыб и камней.

Вода в жидкой фазе, осуществляя самую значительную работу по превращению поверхностных форм, является одним из наиболее активных геоморфологических факторов. Слои песчаников на склонах в окрестности села Смолькино и Гремячего хутора выражены в форме денудационных или структурных выступов (террас). Такие террасы возникают там, где склоны сложены горизонтально залегающими пластами пород различной плотности. Более рыхлые породы смываются быстрее, а устойчивые при этом обнажаются. Образуются останцовые выступы и ложбины стока. Уступы, ограничивающие внешний край денудационных террас, обычно вертикальные или очень крутые. Высота их зависит от мощности устойчивого пласта. Часто такие террасы образуют несколько ярусов.

При выпадении дождя или таянии снега на поверхностях глыб песчаника проявляется плоскостной смыв, заключающийся в постепенном и непрерывном смещении продуктов выветривания (песчинок) в направлении силы тяжести. На пологих поверхностях (уклон до 50) вода стекает без каких-либо русел и перемещает только самый мелкий материал. На более крутых склонах разрушительная способность струек воды возрастает, в связи с чем они начинают врезаться в поверхность песчаника. Важную роль в разрушительной работе водных потоков играют смытые песчинки. Происходит механическое истирание и царапанье ложа потока влекомыми водой твердыми частицами (т.н. водная корразия). При вращательном движении таких потоков образуются воронковидные углубления .

Естественно более рыхлые и мягкие участки размываются гораздо быстрее твердых. Прочные участки породы разрушаются медленнее и обычно образуют выпуклости. Слабые наоборот - выполаживаются быстрее, на поверхности породы появляются канавки, углубления, ложбинки, которые со временем увеличиваясь в размерах, соединяются меж собой. Создается причудливая сеть канавок и каналов, в т.ч. и сквозных. Сильно испещренные такими каналами валуны в свою очередь теряют механическую прочность и под собственной тяжестью раскалываются и разваливаются на отдельные куски. Вот почему многие валуны и глыбы мы видим как бы разрезанные ножом на несколько частей. Все это напоминает гигантский торт, который поделили на куски.

Очень интересное явление происходит при попадании небольших камней в слабые углубления на склонах скал. Стекающий водный поток может вращать этот камень, но не смывать его из углубления. Тогда камень работает как точильный брусок, углубляясь в мягкую породу . При этом сам обтачивается постепенно со всех сторон. В результате всего этого ямка углубляется, приобретая воронковидную или более сложную форму, а камень превращается почти в шарик. И ведь как глубоко уйдет - не вынуть. Подобные шары диаметром около 5-6 сантиметров мы неоднократно находили. Иногда можно обнаружить необычные штуки в камне - полость, и оттуда торчит маленький камешек, который вращается, как шарнир, но не вынимается.

Большую роль в формировании современного облика рельефа рассматриваемой нами территории играют суффозионные процессы. Суффозия (лат.- подкапывание) - механический вынос грунтовыми водами из горных пород мельчайших частиц и рыхлых масс. Она приводит к ослаблению и разрыхлению отдельных горизонтов, их оседание и образование различных понижений (провалов). На дне провалов обрушенная порода скопляется отдельными глыбами. В результате суффозии образуются так называемые псевдокарстовые образования. Суффозионные понижения имеют вытянутую форму и пологие задернованные склоны. Они обычно служат ложбинами для стока поверхностных вод. Такими вот суффозионными понижениями склон Гремячинских высот поделен на несколько "мысов" не одинаковых по размерам. И на каждом из них располагаются останцы и огромные глыбы "сливных" песчаников, торчащие или в беспорядке наваленные друг на друга.

В образовании причудливых форм останцов стоит учесть и разрушающую деятельность ветра (эоловая эрозия). Интересен тот факт, что некоторая часть Рачейских скал своими очертаниями напоминают останцы, которые образуются в сухих и жарких районах Земного шара (степи, пустыни). Особенности рельефа создают условия для усиленной циркуляции воздуха, например в ущельях, на крутых, обращенных к равнинам склонах. Конечно, деятельность ветра в рассматриваемом нами районе проявляется не в таком масштабе, как в пустынях, но, тем не менее, имеет место, и её надо учитывать. Вероятнее всего, ветер производит дальнейшую обработку песчаников, начатую водой.

Можно выделить два процесса: дефляция - выдувание рыхлых продуктов разрушения песчаников и корразия - механическая обработка обнаженных участков валунов и глыб ветром при помощи переносимых им твердых частиц (песчинок). Часть останцов имеет следы подтачивания в основании . Это связано с тем, что мелкие песчинки могут переноситься воздушным потоком только в нижних слоях, т.е. не высоко над поверхностью земли. Влекомые ветром твердые частицы ударяются о камни и выбивают песчинки из рыхлых слоев породы. Песчинки, бомбардируя поверхность, вытачивают сначала ничтожнейших размеров мелкие эоловые луночки. В дальнейшем луночки углубляются как за счет прямых ударов песчинок, так и в результате их вращения в лунках. Шлифующая деятельность песка приводит к образованию штрихов, борозд, различных углублений и желобов, вытянутых в направлении доминирующего ветра. Эти углубления внешне напоминают карровую поверхность известняков. Мягкие, сглаженные, округлые очертания многих углублений на скалах - результат вращательного движения и сверлящего действия мелких частиц (преимущественно песка) при вихревых потоках ветра. Как и при водной эрозии, в первую очередь обработке поддаются мягкие слои породы, а плотные и твердые - остаются не тронутыми. Это в свою очередь только способствует образованию фантастических и сказочных очертаний скал.

В отдельных случаях можно встретить ниши выдувания. Они представляют собой округлые или неправильно овальные сферические углубления, диаметр которых обычно не превышает 15-20 см . Вход в такое углубление часто бывает более узок, чем расширенная и углубленная в скалу часть ниши. Ниши, разделенные между собой только узкими перемычками, располагаются группами.

При обрывистых и нависающих склонах развиваются гравитационные процессы. Проще говоря, происходит обваливание громадных блоков песчаника на крутых склонах и осыпания (скатывания) на склонах меньшей крутизны. Пример подобных процессов можно найти в полутора километрах на юго-восток от села Смолькино. Здесь один из участков "Рачейских Альп" носит название "Лабиринт" (Сименко, Варенов, 2003). Дело в том, что отдельные горизонты песчаников являются бронирующими. При выветривании нижележащих более рыхлых разностей песчаников и песков верхние слои под своим весом ломаются и распадаются на огромные куски . Постепенно они, сползая по склону, отдаляются друг от друга. В образовавшихся промежутках между ними на самом деле можно бродить, как по лабиринту. В центральной части "Лабиринта" глыбы образовали хаотическое нагромождение. Ходы между ними напоминают пещерки и гроты. Иные глыбы настолько наклонены, что порою кажется, будто по крутому возвышению только что с грохотом мчался обвал, да вдруг застыл на веки. Но стоит погреметь грозе и пойти ливню, все они снова придут в движение. Словно на страже, между валунами поднимаются ровные стволы вековых сосен и молодая поросль, которые убеждают вас, что это не произойдет.

Биологическое выветривание. Рассматривая процессы выветривания пород, не стоит забывать про роль животных и растений. Корни растений также механически разрушают и дробят большие участки плит песчаника на отдельные куски. Конечно, в первую очередь речь идет о деревьях. Их корни и стволы, увеличиваясь в диаметре в процессе роста, служат "домкратами", расклинивая и раздвигая многотонные глыбы. Роющие животные (грызуны, насекомые) в мягких слоях песчаника проделывают ходы и норы, которые в дальнейшем дорабатываются водой и ветром.

Поселяющиеся на поверхности валунов многочисленные мхи и лишайники в виде лепешек и подушек по-видимому тоже могут способствовать образованию неповторимых очертаний поверхностей. Перечисленные растения создают своеобразную защиту отдельных участков, а значит разрушающие песчаник факторы будут воздействовать не равномерно. Не прикрытые участки находятся в более жестких условиях, чем под слоем мха или лишайника, а, следовательно, выветривание на голых участках идет чуть быстрее. Если учитывать, что пятна лишайников и мхов на камнях могут находиться десятками лет, то это может дать свои результаты.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что всё бесчисленное многообразие причудливых по внешности скал и валунов песчаника на склонах в окрестностях села Смолькино и хутора Гремячего произошло в результате совместного и взаимосвязанного действия выветривания, размывающей деятельности воды, ветровой эрозии.

Но не все формы нанорельефа легко поддаются объяснению. Все в том же "Лабиринте" можно найти загадочные образования в виде удлиненных цилиндров разного диаметра и длины, с отверстием посередине и вмурованные в общую породу песчаника. Будто внутри камня идет прямая труба, да еще и не одна (фото 13). Толщина стенок колеблется в пределах 1-5 сантиметров, диаметр отверстий от 1 до 10-15 см. Внутренний канал постепенно сужается, т.е. не совсем одинаков по всей длине трубки, причем часто несколько таких трубок расположены параллельно друг другу. Кто-то даже предположил: а уж не древние ли это коммуникации? Бывает, находишь "кувшинчики" - каменное сферическое возвышение с ровным вертикальным, словно высверленным, углублением, а в нем стоит вода. Обращает на себя внимание то, что все отверстия четко круглые, вокруг отверстия - уплотнение, а дальше - обычная более мягкая порода.

По поводу происхождения этих странных трубок высказывалось множество мнений и догадок, но так однозначного и четкого ответа найдено не было. Были версии, что это ходы роющих древних животных, либо окаменевшие морские губки. Детальное изучение загадочных образований это не подтвердило. Наше предположение такое: это могут быть следы деревьев. По-видимому, стволы каким-то образом (при жизни, либо будучи поваленные) были погребены осадками (песок, ил и т.п.). Вдоль ствола пошло уплотнение за счет химических связей. Осадки уплотнялись, дерево сгнивало, и внутри образовалась пустота. То есть, здесь, по-видимому, присутствует одна из стадий замещения органики неорганикой. Нечто подобное, но в глине, мы неоднократно находили на реках Большой Иргиз и Самара. Рос на берегу куст ивы, цеплялся корнями за глинистый берег. Корни, когда растение живо, всегда удерживают вокруг себя небольшой слой грунта. После гибели растения корни сгнили, а на их месте образовались такие плотные "колбаски" из грунта, в данном случае из глины.

Словом в образовании столь причудливых и многообразных форм рачейских останцов не все еще ясно. Они требуют более детального изучения и ждут своих исследователе

Напротив хутора Гремячего, на склонах Гремячинских высот, выходящих в сторону небольшого пруда, кроме валунов, в песчанике находится немало провалов, щелей и промоин. На первый взгляд может показаться, что это гроты, образовавшиеся в результате выветривания песчаников. Более детальное изучение местности говорит о том, что это не что иное, как место промысла бутового и точильных камней и жерновов. Но об этом мы продолжим рассказ в ближайшем выпуске журнала.


Д.В. Варенов - гл. хранитель зоологического музея СамГПУ,
К.Н. Сименко - ст. преподаватель каф. географии СамГПУ.

Copyright MyCorp © 2018
Конструктор сайтов - uCoz